Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.


Темы - Sundrive

Страницы: [1] 2 3 ... 33
1
All languages except Russian / Pacific Drilling announces bankruptcy
« : Ноябрь 14, 2017, 09:46:48 am »
Offshore drilling contractor Pacific Drilling announced on Sunday that it has filed for Chapter 11 bankruptcy in the United States Bankruptcy Court for the Southern District of New York.
The company said it intends to use the Chapter 11 process to pursue a comprehensive restructuring of its approximate $3 billion in outstanding debt amid the unprecedented and prolonged downturn in the floating drilling rig industry.
Pacific Drilling said it intends to continue worldwide operations as usual with approximately $350 million in cash and its fleet of seven advanced high-specification drillships, which are among the most advanced in the world. The company added that it also intends to perform and pay all obligations incurred throughout the Chapter 11 process.
“We enter Chapter 11 with a strong cash position and the dedicated team necessary to continue to deliver the highest quality service to our customers in the safest and most efficient manner,” said Chief Executive Officer, Paul Reese. “Throughout the Chapter 11 process, we anticipate using our strong cash position to meet all ongoing obligations to our employees, customers, vendors, suppliers and others.”
Coinciding with its bankruptcy announcement, the company also announced a net loss $157.5 million in the third-quarter of 2017, bringing its year-to-date losses to $395 million. In the first nine months of 2016, the company reported a net profit of $5.8 million.


2
Эстония / StandByMate
« : Ноябрь 04, 2017, 07:14:41 am »
StandByMate

Seafarer locator tool for finding crewmates as you need them

www.standbymate.com
info@standbymate.com


3
Беларуска Мария на семь месяцев уехала работать на круизном лайнере в атлантический океан, вернулась домой и рассказала, почему жизнь на корабле – это, на самом деле, тюрьма.

«Решение поработать на круизном корабле пришло абсолютно спонтанно. мне хотелось сменить обстановку, заработать денег и увидеть другие страны». Где люди днями не видят солнца в иллюминаторах, заводят ненастоящие семьи и обслуживают людей, которые решили умереть на корабле, чтобы не оплачивать свои похороны.

«Ты не человек – ты цифра. Твой ID – 502111»
Устроиться работать на корабль может абсолютно каждый. Даже английский не обязательно знать на высоком уровне – достаточно связывать несколько слов.

Работников на круизах катастрофически не хватает, ведь платят мало, а работать приходится очень много. Трудоустройством на круизы в Минске занимается две фирмы: «Исмира» и TravelGroup. В «Исмире» мне отказали из-за татуировок на теле. В TravelGroup взяли без проблем, так как знали, что татуировки просто нужно прикрывать, и на самом деле всем наплевать.

Для беларусов выбор профессий там небольшой. Предлагали работу фотографа, помощника официанта, продавца и Floor supervisor. Я устроилась супервайзером. В обязанности входило следить за стюардами (горничные в отелях), проверять их работу, а также быть ответственным за любой каприз гостей. В конце дня обязательно писать отчеты обо всем, что происходило за день.

Самое главное – подружиться со стюардами, иначе твоя работа превратится в ад. Над тобой еще куча различных начальников, а над ними другие начальники, каждый требует от другого порядка и выполнения работы, хотя на самом деле всем вообще все равно, что происходит. Главное – прикрыть собственную задницу. Стюарды – это, в основном, азиаты, они работают на этом корабле по 20 лет. И ты для них новый человек, тем более девочка, поэтому сделать так, чтобы твоя жизнь на корабле стала невыносимой, им очень просто. Если что-то случится на этаже или в номере гостя, виноват будешь в этом ты, ведь обязан был проследить. А стюард всегда выкрутится.

К сожалению, я попала на корабль с самым дешевым круизом, который длился всего лишь четыре дня и его путь пролегал от порта Канаверал к Багамам и обратно. Поэтому увидеть мир, кроме этого курорта, так и не получилось. Я только узнала, что такое работа на лайнере, ощутила на себе, что такое, когда каждый день – это отражение предыдущего, а завтрашний день будет точно таким же. Ты даже несколько дней не видишь солнца, потому что в твоей каюте, (впрочем, как и в каютах всех работников) нет окна – первое время ты просыпаешься и не понимаешь, день сейчас или ночь.



Моя соседка по каюте рассказывала, что многие девушки спали с офицерами только ради того, чтобы просыпаться в их номерах и видеть утреннее солнце в иллюминаторе.

Я поняла, что корабль – это своего рода игра. Кукольный домик. Тебя поместили в искусственную микросреду и каждому дали свою роль. У тебя всего два выхода: либо подчиниться обстоятельствам, потерять себя как личность, либо осознать, что это все не настоящее и однажды закончится. Иначе ты сломаешься от перегрузок или сойдешь с ума. Такое действительно случалось – работников отправляли домой из-за психологического состояния. Случалось, люди совершали суицид. Тут ты живешь на работе и работаешь дома – вот это твоя реальность на семь месяцев. Корабль своего рода тюрьма, абсолютная резервация – выжить там можно, если не воспринимать это все всерьез.
Однако, когда попадаешь на корабль, первые пару недель тебя окучивают пропагандой в стиле: «У тебя наконец-то появилась нормальная работа, где тебя любят и ценят». Показывают мотивационное видео, поют песни о преимуществах работы на круизе. Сейчас противно вспоминать всю эту агитацию. А потом, будет тренинг из разряда «You must talk» либо «как стать идеальной крысой», где вам четыре часа будут рассказывать, как важно докладывать всё происходящее. И половина новых сотрудников поведется.

Когда ты работаешь на корабле, ты не человек – ты цифра. Мой ID – 502111, из него можно понять, какой я по счету работник в компании. У тебя есть задачи, на тебя составлено расписание, ты цифра и должен этому следовать. Важен только твой ID. Даже если ты приходишь в medical center, врач в первую очередь просматривает историю твоих посещений по номеру, а только потом задает вопросы о самочувствии. К слову, «заболеть» – один из выходов немного отдохнуть от постоянной работы. Интересен факт, что с реальной простудой тебе не дадут отгул, а вот если придешь и сделаешь вид, что у тебя GI, то есть инфекция ЖКТ, тебе начнут уделять должное внимание. Дадут выходной и даже еду в каюту приносить будут. Цирк. Но как тебя зовут, сколько тебе лет, и какие у тебя чувства – всем плевать.

Основные работники на круизах – это выходцы из Азии, Латинской Америки, Филиппин и восточной Европы. Они работают на кораблях по двадцать лет и больше. Сначала делают это ради денег, а потом – просто потому что это превращается в зависимость. Понимаете, жизнь на корабле устроена таким образом, что тебе кроме работы не приходится беспокоиться больше ни о чем. Еда, жилье – все есть. Тебе не нужно покупать продукты, оплачивать проезд в транспорте и аренду жилья, готовить еду. Возвращаясь после длительного рейса домой, на все смотришь с удивлением –даже на автомобили, которые ездят по дорогам. Однажды я спросила у очень пожилого мужчины, почему он до сих пор работает на лайнере. Ведь он уже точно насобирал достаточно денег себе на жизнь. Он ответил, что корабль – это его семья. Хотя там, на суше, у него есть жена, дети, внуки, но их он видит всего лишь три месяца в году, остальное время он проводит в рейсе, и корабль с его командой стали его родным домом.

Большинство служащих на корабле заводят корабельные семьи. Не только потому, что хочется секса. Там в принципе очень сложно быть одному. Твой распорядок – сон и работа. Когда у тебя есть пара, ты проводишь с этим человеком свой досуг, и он может поддержать тебя в трудную минуту, а такие минуты на корабле происходят постоянно.

Многие реальные семьи знают о существовании корабельных семей, и единственное, что они требуют от мужей и жен с корабля – это справка о состоянии здоровья.

У корабельных семей появляются общие дети, и, к примеру, настоящий муж женщины, которая работает на лайнере, может и не понимать, что этот ребенок не от него. А многие знают, и для них это нормально. Настоящая семья знает, что мама или папа зарабатывают большие деньги, обеспечивая родных. Они главные добытчики, вся родня им благодарна.

Стюарды, к примеру, могут заработать в год 40 тысяч долларов, бармены – 50-60 тыс. В круизах они, не считая высшего эшелона (офицеров и капитана корабля), получают больше всех. Но для того чтобы стать стюардом нужно пройти пять лет ада – поработать hotel steward – обычным уборщиком, который драит палубы, общественные туалеты, коридоры. В основном стюардами работают индонезийцы и филиппинцы – они очень выносливы, и ты не перестаешь поражаться, с какой скоростью они могут убрать номер, перестелить кровати, вынести мусор. Ведь после высадки туристов есть всего три часа, чтобы убрать корабль перед приемом новых отдыхающих. У одного стюарда примерно 28 номеров, которые нужно убрать. Но менталитет весьма странный, им лучше погибать в эти два часа, когда надо убрать весь корабль между «сменами», чем работать весь круиз, тем самым облегчая себе работу при смене туристов.
Этнические мафии персонала лайнеров
На корабле силен так называемый «paisano business», по-русски назовем это мафией – когда работники каждой этнической группы объединяются в кланы, поддерживая тем самым «своих». Самые мощные мафии – это филиппинская, индонезийская, латинская и индусская. Беларусы могут сделать вид, что они не говорят на твоем языке, русским всё до фонаря, украинцы и балканцы тоже стараются держаться «своих». Наблюдать, как они держатся друг за друга, очень круто. Приедет, к примеру, на корабль новенький, например, серб. На него в течение дня свалится сотня сербов, боснийцев – и давай его поить, кормить, угощать домашним вином со словами: «Вот, пей вино, его варил еще мой дед, живущий в горах. Мы тебе сейчас все расскажем, покажем, с кем дружить, а с кем не стоит». Это очень помогает адаптироваться к жизни на корабле.
Беларусы – космополиты и стараются дружить со всеми. Смеясь, говорю, что у меня была «крыша» в каждой мафии.
У меня был доступ к вкусной еде, мне чинили всё, что ломалось, доставались необходимые вещи, например, краску для волос, пробивали бесплатные места в дорогущие экскурсии для гостей, а мои стюарды часто работали барберами, поэтому вопрос о стрижке тоже отпадал.

Еда на корабле не очень вкусная в силу того, что повара на корабле – в основном индусы. И готовят они для 70 процентов работников – а это азиаты. Это острое, непривычное нашей кухне. Если они приготовили рыбные головы, то все, другой рыбы нет. У азиатов праздник, у европейцев – горе. Азиаты едят головы рыб, и им вкусно. Для них это деликатес. Но всегда есть рис, супы, салат-бар, картофель-фри. У меня, в силу моей позиции, были привилегии, и я могла есть еду для гостей, которая располагалась на open deсk. А у большинства таких привилегий нет. Просто представьте, человек пашет девять месяцев, и у него нет морального права пойти поесть на открытую палубу. Зверство. В этом описана вся корабельная жизнь. Создание системы неравенства, подавления и развития системы стукачества.

«Для американца испражниться в бассейн – обычное дело»
Американцы – ужасные свиньи, если говорить откровенно. Часто так наговаривают на русских, но это просто стереотип. Американцы ужасно полные и у них настоящий культ еды. Первые вопросы, которые они задают, ступив на лайнер, – это где еда, где выпивка, и кому пожаловаться. Американки – это образец настоящей drama queen. Им нужно создать драму на пустом месте. Они зациклены на жалобах и компенсациях – у них эта система весьма развита. Наш круиз был один из самых дешевых – 300 долларов, и ты можешь выплачивать его весь год без процентов, в кредит.

Были люди, которые заходили на корабль без обуви с пакетом в руках. На корабле ты платишь за круиз, каюту и в конце путешествия должен заплатить премию людям, которые тебя обслуживали. Поэтому за любой косяк, малейший недочет американец будет жаловаться и требовать денежного вознаграждения либо подарков. Например, чернокожие американки любят сильный макияж, не смывая его, они ложатся спать.
Утром, обнаруживая следы косметики на подушке, они тут же начинают жаловаться, что никто тот час же не поменял им наволочки. Для них отдых на круизном лайнере – это манна небесная. Они отрываются в эти четыре дня, как в последний раз. Едят, пьют, плавают в бассейне. Ужасно мусорят. Американец может выбросить коктейль или мороженое по пути в коридоре или прямо на палубе. 90 процентов гостей так себя ведут. Для них вырвать или испражниться в бассейн – это обычное дело. Они делают это повсюду. Это называется vomit incident. Американец еще и сообщит об этом менеджеру и потребует медицинскую помощь. Тонны мусора, тонны жратвы – все это перерабатывается в garbage room круглосуточно, и часть выбрасывается в море, а что-то в порту. Поэтому в Америке сильна тема экологии – как переработать весь этот бесконечный мусор, если система общества основана на потреблении.

Некоторые американцы покупают круизы, чтобы умереть на корабле. Если ты скончался в круизном маршруте, компания оплачивает твое погребение, которое слишком дорогое для необеспеченного американца.

Очень много людей, которые находятся буквально на пороге смерти. В инвалидных креслах, в кислородных масках. Есть специальная комната с медицинским оборудованием для таких туристов. Там есть все: специальные стулья, препараты для диализа, препараты для вентиляции легких. Многие так и ездят из круиза в круиз, надеясь умереть именно на корабле. Морг на лайнере, соответственно, имеется.

Американцы ужасно ленивые. Они арендуют инвалидные кресла, скутеры, потому что им лень передвигаться по кораблю самостоятельно. Они спрашивают, есть ли на корабле горизонтальный лифт! Но на корабле есть даже тюрьма для особо буйных клиентов. У меня был случай, когда муж жестоко избил свою жену, при этом разнес весь номер в щепки. Пришлось его скрутить и отправить в заключение до конца путешествия. Его жене дали новую каюту. А ему выставили счет за ущерб имущества в номере.

Если корабль начнет тонуть, гости погибнут, а персонал – нет

Иногда туристы прыгают за борт. Это может быть суицид или просто пьяная выходка. Обычно прыжки заканчиваются летальным исходом. Ведь это все равно, что прыгнуть с крыши девятиэтажного дома, плюс корабль движется с большой скоростью. В мой круиз такое случилось. Муж прыгнул за борт на глазах у своей супруги. В четыре часа утра раздался сигнал тревоги. Объявили: человек за бортом. Странное в этой ситуации, что ты просыпаешься и первым делом смотришь свои emergency duties. Это такой свод правил и действий на случай катастрофы. В мои emergency duties «in case of real emergency» входила организация работы команды по доставке в спасательные шлюпки пассажиров со special needs, то есть инвалидов, беременных, пьяных и так далее. Так смешно, в США пьяный – это человек со special needs.

У всех нас есть карточки, где прописано, что ты должен делать на все случаи жизни: тонет корабль, пожар, ядерная атака или тонущий пассажир. К слову, раз в неделю, вне зависимости от того, в какую смену ты отработал, свободные часы у тебя либо нет, тебя вызывают на drill, где прорабатывается сценарий поведения персонала на случай кораблекрушения. Штука абсолютно бесполезная, потому что каждый понимает и знает: если случится катастрофа и корабль начнет тонуть, никто не будет следовать этим идеалистическим сценариям, а начнется паника. И никакие crowd management навыки тебя не спасут. Интересен тот факт, что если корабль действительно начнет тонуть, гости погибнут, а персонал – нет, потому что при определенном градусе крена life boat для гостей не спустишь, а life raft для крю – запросто.

И вот первая твоя мысль после пробуждения – не о том, что где-то сейчас умер человек, а «у меня есть emergency duties или я могу поспать?» Смотришь в карточку – «о, у меня это не прописано, и я могу не вставать с постели».

А потом – «стоп, ты что, так нельзя, там человек умер!» И бежишь на палубу. Корабль начинает делать круги, включаются огни, которые просвечивают воду и ищут тело, если ночное время суток. Плюс подключаются другие корабли, которые помогают искать упавшего за борт туриста. Днем уже подключаются вертолеты и береговая служба. Поиск должен продолжаться 72 часа. Но гости корабля начинают возмущаться и жаловаться соответственно, что они не могут продолжить свой круиз из-за смерти какого-то человека. Помню, мимо меня прошла одна туристка и сказала: «Если они мне не вернут мои деньги, то я их засужу». На смерть человека им совершенно плевать. Поэтому с корабля снимается ответственность достаточно быстро, и поиски передается береговой охране. К сожалению, часто погибших так и не находят.

Вместо вывода

Ship life – это огромная клоака. Немного смерти, немного любви – там, где обслуживающий персонал врастает в эти стены, привыкает к людям, которые вместе с ним впахивают в этом большом организме, туристы – пьют до потери сознания, постоянно едят, испражняются, где попало, и иногда умирают.

Но, погружаясь туда, особенно если можешь думать и анализировать, приобретаешь несколько бесценных навыков. Например, мой эмоциональный фон выровнялся – после обрушившегося потолка либо двух embarkation days в неделю, довести меня до ярости теперь очень сложно. Я перестала осуждать. Осуждать людской выбор, людские поступки, эмоции, модели поведения. Просто наблюдая, я стала впитывать опыт и знание, мне стало проще понимать людей и моя коллекция человеческих странностей пополнилась. Я стала легче переносить разлуку и расставание с людьми, с местами. Возможно, друзья, приобретенные мной за контракт, останутся на долгий срок – я не загадываю, время покажет. На корабле ты учишься организовывать свое время. Там, если оно появляется и ты им разбрасываешься, а не направляешь в правильное русло, через пять месяцев можешь обнаружить себя в ситуации дичайшего стресса. Вспомните фильмы на тему дня сурка. А на корабле день сурка длится месяцами.

4

Сказ о том, как я на пароход, стоящий за границей, летел


Значить, позвонили мне в мае с отдела кадров и сказали, что направляют меня третьим механиком на пароход, стоящий в Норвегии. Готовься, говорят. Летишь один без попутчиков. Зашибись! Как же я один то там -я ж потеряюсь. Ничё, отвечают, доберёшься как-нибудь. Ну, дали мне всякие нужные бумаги-направление на судно, судовую роль, электронные билеты на самолёты. Обегал с этой судовой ролью нужные инстанции, поставил все нужные печати-подписи с резолюциями, собрал сумку с барахлом. Сходил к другу, договорился что он с утреца отвезёт в аэропорт , взял две разрешённые законом пол-литры и выпал в осадок до утра.

Утром рано поехали в аэропорт, время в запасе есть, едем не спеша, дорога пустынная, погода хорошая-живи и радуйся.И тут меня чёрт или кто там дёрнул достать билет и рассмотреть его повнимательней. Оппаньки!!!. А в билете то время вылета указано, А я с чего то решил, что это время начала регистрации на рейс. И времени этого осталось что то около получаса. А мы ещё едем! Как то мне сразу стало не до дивных погод на улице и разговоров.

Кореш поднажал, примчались в аэропорт, я шмотки сгрёб и бегом внутрь. Спрашиваю , что да где!? Отвечают-самолёт на поле, народ весь уже рассажен, вот вот полетит в Москву. Ну, думаю, всё, пиздец, уехал. А ведь в кадрах строго напомнили, чтобы не опаздывал... Я к этим теткам на регистрации-спасите, мол, помогите, иначе кранты полные! Пожалели меня, пошли ,мол, попробуем, если успеем.

Меня провели мимо толпы, которые на другом рейсе проходили контроль и проверку багажа, сунули мою сумку в этот агрегат, который её просветил и такие говорят-что это там у вас за бутылки и колюще-режущие предметы? В бутылках, отвечаю, водка, а колюще-режущие-это ножницы. Ооо, говорят, водку и ножницы нельзя-запрещено в ручной клади.( я то рассчитывал в багаж всё это сдать. Да вот из за дурости своей лоханулся) Уж как мне жаль было водку оставлять, это слов нет! Но, делать нечего, сам виноват. Выложил, чуть не плача. Теперь, говорят, ножницы тоже . А ножницы были знатные, профессиональные парикмахерские. Из крутейшей стали, острые-острые и дорогушшие. Мне их жена , скрепя сердце, выдала , чтобы в море стричься. Она сама парикмахершей тогда подхалтуривала временами и инструмент этот был для неё , как для чекиста -маузер Дзержинского.

Ну, думаю, этого она мне точно не простит. Я взмолился-не забирайте, мне же потом не жить. Ну я же не террорист какой, ну посмотрите на меня! ( А время то тикает, самолёт то уже под парами стоит!) Вижу, контролёр так смягчился и говорит-а ведь и вправду инструмент то не рядовой. Дорогой наверное? Ну, ладно, оставляй себе, что с тобой делать,надеюсь, не станешь ими там размахивать в полёте и к горлу стюардессе не приставишь. У меня гора с плеч, я сумку схватил и бегом с сопровождением к самолёту!

Только-только успел. Я, главное сижу в самом хвосте, где обычно никого не садят и думаю-А вдруг надо было опоздать? Вдруг самолёт этот гробанётся, блять, о землю? Вдруг меня ангел-хранитель пытался удержать, да не сумел? Ну и прочая ахинея, которая обычно перед полётом в голову лезет... Но нет, долетели благополучно. Вышел с самолёта -носом туда-сюда поводил. Куда идти дальше, чего делать-хер его знает Пошёл , подошёл опять же к тётеньке в форме-мол, пособите, пропадаю. Она мне показала, куда идти, чего искать-пошёл.

Вышел из пустых помещений к людям, иду, ищу где там "Люфтганза" эта находится. О, вот она. До вылета несколько часов. Делать нечего, разместился на стульчике и погрузился в увлекательный процесс созерцания настенных часов. Время летело со скоростью черепахи. Но вот, вроде начались какие то подвижки, народ выстроил очередь на регистрацию. Я, как самый умный, решил что не стоит ломиться впереди всех и пристроился в хвост. И вот, имея за спиной всего нескольких человек, подошёл к стойке регистрации. Так, билет, паспорт моряка, судовая роль-давайте уж скорей, регистрируйте меня. И тут
мне выдают, мол, муЗчина, а где гарантийное письмо? Какое, блять, гарантийное письмо вам ещё нужно? Вот все мои гумаги, оформляйте уже. Письма нет, сожалеем, отойдите в сторону, не мешайте людям. Тут я начал тихо паниковать.


Эт что говорю, блять, за письмо такое? Мне в конторе ничего такого не давали! Вы чё, счас улетать , а у меня опять что то не то? -Вы тут не шумите, но без письма мы вас в самолёт не пустим. У Вас должно быть письмо от работодателя, где он гарантирует, что Вы, их сотрудник-я то есть, действительно лечу на работу.Что судно, которое меня ждёт, действительно стоит там то и там то. А так как письма нет, то мы не можем гарантировать, что Вы летите не в никуда, не будете там бичевать, и в итоге Вас депортируют, а нас выебут, ну, то есть накажут, что везёте всяких бомжей в их благословенные края. Позвоните в свой офис и решайте проблему.

Я уже в панике-время то к вечеру, офис (блять, офис, Карл!) скоро закончит работу, до вылета времени в обрез, а я сижу в чужом городе с сумкой барахла и с тремя сотнями рублей на кармане. Звоню своему инспектору кадров, объясняю ситуацию. Тот даёт мне номер Агента, который всё это дело курирует. Объясняю ситуацию по второму кругу. Время уходит. Самолёт разводит парЫ. Агентесса в недоумении. Какое такое , говорит, письмо, никогда никому ничего подобного не давали. А ну ка, дайте там трубку их старшей, я переговорю. Я к стойке-нате, говорю, поговорите с агентом! (Надежда умирает последней)

И, сука, эта фифа Люфтганзовская
губки кривит, и заявляет, что мол, я, такая, блять, королева, с чужих трубок не разговариваю. Ах ты ж, сам себе думаю, сучка крашена, не разговаривает она! Возьмите, говорю, наберите со своей трубки номер, и переговорите с агентом. Блять, самолёт вот -вот улетит! -Я, типа, никому никуда звонить не собираюсь. -Как так, я ж улететь не могу! -МуЗчина, не шумите, не мешайте работать! Во, думаю, их хвалёная забота о клиенте, во всей красе. Суки немецкие. Короче, как в анекдоте-все улетели а я остался.

Делать нечего, опять агентессе звоню. А с Москвы звонки в Архангельск деньги жрут за милую душу . Все остатние рубли истратил на телефон. Остался на ноле, злой, голодный, сумка эта тяжеленная ещё на плече. Время к вечеру. Хочется выматериться в голос и от души... Сижу, тоскую. Тут звонок от агента. Я, говорит состряпала это гарантийное, сука, письмо. Переслала по факсу. Пойдите, найдите терминал Чешских авиалиний, к ним обратитесь, оно лежит у них, они Вас ждут. Заебись , думаю. Ищи свищи этот офис Аэропорт то больше сельсовета в тысячу раз.

Побрёл искать, конечно. Исходил там , наверное километры, пока нашёл. Так мол и так, тут у Вас для меня письмо должно быть.-Да, есть, пожалуйста.-Спасибо и всё такое, а дальше то что делать? Ну думаю, чтобы я ещё когда полетел в одну харю, Щаз! Опять звонок. Агент. Я перебронировала Ваш билет на Аэрофлот, вылет- не помню, но поздно вечером. Ладно, хоть что то определённое. Вернулся в точку, откуда начал свои похождения, сел. Сижу, жду, Время пора бы уже и регистрации начаться. Движухи никакой. Тут я начал подозревать, что я делаю что то не так.

Так, смотрим . Стойка. Написано Аэрофлот. Время регистрации уже идёт. Народу у стойки ни души. За стойкой-никого. Бля, думаю, да что ж блять за херня то творится! Побежал к людям в форме, спрашиваю, что да как, где искать. О-о-о, говорят, дак это не в нашем районе, это там . Где там-я понял по объяснениям-недалече от Чешских авиалиний. Я сумку на плечо и галопом этот километр одолел. Подбегаю. Народу никого, но девчата в форме ещё за стойкой стоят.Так и так. Да, Вы по адресу, давайте документы, сумку в багаж? Да, блять, конечно в багаж, надоела она мне, таскал целый день! Давайте документы . -Пожалуйста, вот держите. Судовая роль, паспорт моряка, билет, гарантийное пись... Спасибо, письма не надо.---ПИСЬМА НЕ НАДО!!! Блять, письма не надо, Карл! Так какого ЙУХа я тут с утра прыгаю и бегаю, как последний баран, спрашивается!

Как я крыл про себя эту ёбаную ЛЮфтганзу вообще и тех овец на регистрации в частности. Из за этих овец в форме я всё ещё в Москве, злой, голодный, безденежный и заёбанный морально , а не на пароходе в каюте! Полетели. Рейс Москва-Осло. Полёт как полёт. Сели. Дальше что? Куда? Так, погранконтроль. Тётка-пограничница взяла паспорт, посмотрела, спрашивает :Виза? Отвечаю Крю лист (судовая роль)-Ааа, симен -Ес, симен. Паспорт проштамповала-Велкам ту Норвэй. И опять, блять, никому это блядское гарантийное письмо не нужно от слова вообще.

Выхожу в здание аэропорта Чего , куда, где. К полицейскому подошёл. Показал, куда идти дальше. Прошёл. Зарегистрировался на рейс в Кристиансунд. Дождался, улетел. В Кристиансунде знаю, должны встретить.. Точно. Парень молодой стоит с картонкой, на которой название парохода. Слава богу, хоть тут без проблем.
Через 15 минут-вот он пароход. Громадный . Крупнее в советском и затем в Российском рыбном флоте не было Немножко не по себе-ни разу не бывал, что да как, не знаю. Но после сегодняшних приключений уже пофиг Поднялся на борт, нашёл сменщика. Договорились с утра о приёмке дел, выделили какую то пустующую каюту, бичёвскую. Посидел минут двадцать и провалился. Завтра начнётся другая жизнь.

5
Вопросы и ответы / Floating wind farm
« : Октябрь 19, 2017, 04:25:56 pm »
господа, подскажите как инсталируют плавучие ветряки? тянут их на место и ставят или как и обычные - везут на место в разобранном состоянии и их платформа/джек ап устанавливает?

6
All languages except Russian / Rigs Get Sent to Junkyard
« : Октябрь 19, 2017, 04:10:21 pm »
Transocean Ltd. is finally sending Pathfinder to its grave, after two years in a Caribbean purgatory that cost about $15,000 a day.

The move by the world’s biggest offshore-rig operator signals just how bleak the future looks for deepwater drilling. Pathfinder is the most famous of six floating rigs the company is scrapping in burials that will add up to a bruising $1.4 billion write-off. Competitors are going the same route, jettisoning more rigs in the third quarter than have ever been trashed in a 90-day stretch, according to Heikkinen Energy Advisors analyst David Smith.

That’s how bad it is, with predictions crude prices won’t go much higher than $60 a barrel in the next year compared with around $50 recently. “Deepwater is going to be playing a much-reduced role on the global oil-supply stage relative to what the industry expected as recently as three years ago,” said Thomas Curran, an analyst at FBR Capital Markets in New York.

For all that, it could have been worse, in one way, for Transocean. It has been the most aggressive in an unprecedented experiment with what’s called cold-stacking for big drillships. After oil prices cratered in 2014, the company didn’t send all of its unwanted rigs out to sea in the time-honored temporary holding pattern where engines keep running and a crew remains on board — something know as warm stacking, naturally, that runs up a daily bill of some $40,000. Instead, Transocean dropped anchor on nine high-tech ships 12 miles off the coast of Trinidad & Tobago and simply shut the motors off. So far the savings are in the neighborhood of $90 million.


This hadn’t been tried before with the new generation of finely tuned, computer-driven giants never intended for long-term parking. Equipped with derricks towering 220 feet above the platform and able to drill in 10,000 feet of water, the vessels had been in demand since birth. The big question was whether one could be shut down so solidly and later switched back on at a reliable cost. (Rival Ensco Plc brought its DS-4 drillship back from cold stack, but it wasn’t mothballed as long as Transocean’s rigs and was tied to a dock, allowing it access to more auxiliary power while parked.)

With Pathfinder, and a cousin called the GSF Jack Ryan that’s also being scrapped after its Caribbean cold stacking, Transocean will never know for sure. The Vernier, Switzerland-based company declined to comment for this story.

For Transocean and the others that went the cold-stacking route, “this has been a very painful process,” said Greg Lewis, an analyst at Credit Suisse in New York. He doesn’t disagree with the company’s decision. Cold-stacking Pathfinder was only a $5 million-a-year expense, and with that “you’re basically paying for a call option on a recovery in the market.”

At the moment, seven other Transocean offshore rigs continue to bob in the Caribbean. Most if not all of them may never drill again, according to analysts at Heikkinen and Sanford C. Bernstein & Co. The older a rig is, and the longer it’s parked, the more likely it will get passed up by customers for more capable competitors.

The offshore-drilling business enjoyed the highest of highs when oil topped $100 a barrel a few years ago. Companies including BP Plc and Anadarko Petroleum Corp. could lease out an advanced ship for more than $600,000 a day. An army of boats and helicopters took workers and supplies out to these rigs, where meals often included steak and shrimp, and carved ice sculptures adorned lunch rooms.

Now it’s one of the most beaten-up sectors. Exploration and production companies are focusing on lower-cost shale-oil drilling on land, in places such as Texas and New Mexico. There’s a glut of offshore equipment. Only about half the global supply of deepwater rigs is working today; back in 2013 almost every single one was running at full speed. The latest projections call for a modest offshore recovery around 2019, or maybe 2020, according to Wells Fargo Securities LLC.

In the meantime, what to do with these crazy-expensive rigs ordered years ago?


“It’s very hard to ignore the sunk cost, but you have to,” said Chris Beckett, the former chief executive officer of Pacific Drilling SA, which kept the engines on a pair of drillships running for a couple of years off the coast of Aruba, waiting for contracts that so far haven’t come. “Compared to the cost of having to buy or build a new one, the option cost of keeping it in a condition that you can reactivate it for a sensible price is relatively inexpensive.”

That’s what Curran of FBR Capital Markets expects will happen: Once oil prices rise and explorers get back to some bit of offshore work, it will be just enough to keep hope alive. The problem, Curran said, is this will leave an overhang, keeping rig rents from rising.

“The normal reaction will be to cling dearly to whatever you have and kick off a new game of chicken when it comes to retirements,” he said. “Ideally, you want to emerge when the music starts to play again as the offshore driller who sacrificed the least. That’s the game they’re all trying to play.”

7
All languages except Russian / NKT Victoria Cable Layer Gets Ship of the Year award
« : Сентябрь 27, 2017, 08:12:42 pm »
NKT Victoria Cable Layer Gets Ship of the Year award

The NKT Victoria cable laying vessel has been awarded the ‘Ship of the Year 2017’ prize in Norway.
Norway’s Labour and Social minister Anniken Haugli presented the award, in the presence of HRH Crown Prince Haakon of Norway, during a ceremony at the NorShipping exhibition.


8
All languages except Russian / Rowan In Talks to Buy Maersk Drilling
« : Сентябрь 27, 2017, 11:08:32 am »
Oilfield-services company Rowan Cos. is in talks to acquire the drilling business of A.P. Moller-Maersk A/S, which is selling energy assets to focus on transportation, people familiar with the matter said.

The drilling business assets could be valued at about $4 billion, although the valuation could change as the talks proceed, the people said, asking not to be identified as the information is private. Rowan, an offshore contract driller, has a market value of $1.4 billion, down from $5.6 billion in 2011, when oil sold for more than $100 a barrel.

Talks between Houston-based Rowan and Maersk, the owner of the world’s largest container shipping line, are ongoing and could still fall apart, the people said. The drilling assets also have attracted interest from other offshore drilling companies and other potential buyers may still emerge, the people said.

Optimism that the worst is over for the oil market has prompted a flurry of deals in the offshore rig industry this year. In May, Ensco Plc, the world’s second-largest offshore rig contractor by market value, agreed to buy rival Atwood Oceanics Inc. in an all-stock deal worth about $863 million. In August, Transocean Ltd. agreed to acquire Songa Offshore for $3.4 billion.

Spokeswomen for Copenhagen-based Maersk and Rowan declined to comment.

Maersk has already agreed to sell two other energy units in as many months. In August, Total SA said it would buy the company’s oil and gas unit for $7.45 billion, with two-thirds of the amount being paid through shares in the French company. On Sept. 20, Maersk announced the sale of its tankers unit to its holding company, APMH Invest A/S, for $1.17 billion.

Maersk has 24 drilling rigs, including drill ships, deep-water semi-submersibles and high-end jack-up rigs, according to its website. It employs about 3,200 people and the business generated a profit of about $743 million last year.

9
All languages except Russian / Transocean to buy Songa Offshore
« : Август 16, 2017, 02:00:41 pm »
Transocean (RIG.N)(RIGN.S), one of the world's biggest drilling rig operators, has agreed to buy Norwegian competitor Songa Offshore (SONG.OL) for 9.1 billion crowns ($1.1 billion), the latest in a series of transactions reshaping the industry.

The purchase, to be mostly paid for in shares and convertible bonds, follows Ensco Plc's (ESV.N) acquisition of smaller drilling rival Atwood Oceanics Inc (ATW.N) in an all-stock deal valued at about $839 million in May.

It also boosts Swiss-based Transocean's position in drilling in harsh climates such as the Arctic, as Songa is Norwegian oil major Statoil's (STL.OL) top drilling service provider.

The offer values Songa shares at 47.50 Norwegian crowns each, a 39.7 percent premium over Monday's closing price, the two companies said in a joint statement on Tuesday.

"It (the Transocean deal) is a sign that we are near the bottom of the market, and people don't expect asset prices to fall much further," Swedbank analyst Magnus Olsvik said.

"For Transocean, it's a strategic acquisition," he added.

The deal boosts Transocean's position in harsh-environment drilling and increases its order book by $4.1 billion to $14.3 billion.

Four out of seven Songa rigs are on long-term contracts with Statoil, making the deal especially attractive.

Including debt, the transaction sets Songa's enterprise value at 26.4 billion crowns, or close to $3.4 billion.

Shares in Songa surged 35 percent on news of the deal, which needs the backing of at least 90 percent of Songa shareholders. About 77 percent of shareholders have so far agreed to the offer, the company said.

By 1228 GMT, Songa shares were up 30.3 percent at 44.3 crowns, their highest since March 2016.

Songa's biggest shareholder, Perestroika,  :cool: owned by Norwegian investor Frederik Wilhelm Mohn, would become the largest shareholder in Transocean as a result of the acquisition with a stake of about 12 percent, the firms said.

Mohn, chairman of Songa, will be nominated for a seat on Transocean's board.

In March, Transocean sold its fleet of shallow water jack-up rigs to Norway's Borr Drilling BORR.NFF for $1.35 billion, saying it wanted to focus on its core deep- and ultra-deepwater rig market.

The latest deal comes at a time of upheaval in the industry, with rival deepwater rig firm Seadrill (SDRL.OL) undergoing a restructuring of debt and liabilities amounting to some $14 billion, while newcomers such as Borr scoop up cheap assets.

Schlumberger (SLB.N), the world's top oilfield services provider, has taken a 20 percent stake in Borr, which plans to list on the Oslo exchange by the end of the third quarter.

Asked whether he saw more rig acquisition targets in Norway, Swedbank's Olsvik said: "Odfjell Drilling (ODLL.OL) is an obvious (acquisition) target, but there are no such good matches as in the case of Transocean and Songa Offshore."

10
В России реально работают лишь 15 миллионов человек. Остальные руководят, контролируют и охраняют.
Экс-министр экономики России Андрей Нечаев на основании открытой официальной статистики Росстата посчитал в своем блоге, сколько человек в России производят добавленную стоимость.

«Как выглядит современная экономика России:

Население 143 млн человек.

Из них:

-пенсионеры - 41 млн., не считая военных пенсионеров;
-армия со всеми вузами и КБ - чуть больше 1 млн;
-ФСБ, ФСО, спецсвязь, спецслужбы - 2 млн 160 тыс.;
-МЧС, МВД, УФСИН, прокуратура и так далее - 2 млн 541 тыс.;
-таможня, налоговая и прочие инспекции - 1 млн 356 тыс.;
-чиновники, лицензирующие, контролирующие организации - 1 млн 321 тыс.;
-прочие служащие - 1 млн 252 тыс.;
-клерки пенсионных, социальных, страховых и прочих фондов - 1 млн 727 тыс.;
-депутаты и их аппарат - 1 млн 872 тыс.;
-священнослужители - 530 тыс.;
-нотариусы, юридические бюро, адвокаты, заключенные - 1 млн 843 тыс.;
-частная охрана, детективы - 1 млн 98 тыс.;
-официально безработные - 8 млн 420 тыс.
Итого - 67 450 тысяч человек, которые ничего не производят кроме государственных и близких к ним услуг.

Плюс врачи, учителя, работники культуры и другие, сидящие на бюджете. Добавьте детей, школьников, домохозяек.

Реально производят добавленную стоимость, около 15 миллионов человек, которые "кормят" остальных.

11
Глобальный экономический кризис начнется в 2018 году, возможно даже в конце 2017 года. Об этом в интервью Rambler News Service заявил американский инвестор, владелец Rogers Holdings Джим Роджерс.
Напуганные экономическим спадом люди будут покупать доллары, так как американскую валюту принято считать надежным активом, отметил он. «Доллар взлетит очень высоко, превратится в "пузырь" и рухнет», — сказал Роджерс.
В дальнейшем инвесторы начнут искать другие активы и российская валюта будет одним из таких. «После этого рубль станет намного сильнее, чем доллар», — полагает он.
По его словам, кризис может прийти из любой точки мира. «Это может быть окончательный крах греческой экономики, это могут быть пенсионные планы в США», — рассуждает бизнесмен. Также катализатором может стать крах финансовых институтов в Европе или Китае. «Китайцы сказали, что не будут спасать обанкротившиеся компании. Если это действительно произойдет, это будет огромный шок для всех», — подчеркнул Роджерс.
Санкции с России будут сняты в течении ближайших год-два, считает он. По его словам, отмена ограничений начнется с Европы. «Я думаю, что к 2019 году санкции больше не будут проблемой», — полагает собеседник агентства.
В российской экономике растет доля сельского хозяйства, которое переживает бум из-за санкций, отмечает Роджерс. Освобождение России от нефтяной зависимости произойдет постепенно. Возможно, это случится к 2030 году, при условии достаточной диверсификации экономики, полагает американский инвестор.
По прогнозу Всемирного банка, темпы роста мировой экономики в 2017 году ускорятся до 2,7 процента. В то же время оптимистичные перспективы «омрачаются серьезными факторами риска», говорится в материалах ВБ. Восстановление объемов мировой торговли может быть сведено на нет новыми торговыми ограничениями.

12
Europe Sees Fivefold Boost to Offshore Windfarm Construction

he governments of Germany, Denmark and Belgium backed a pledge to install 60 gigawatts of new offshore wind power next decade, more than fivefold existing capacity.

Energy ministers from the three countries joined chief executives from 25 companies including Dong Energy A/S, the world’s biggest offshore wind developer, to issue a statement pledging to work together to increase investment and reduce costs.

The statement, signed Tuesday in London, builds on an agreement by 10 northern European countries last year to work together to cut the cost of installing wind turbines at sea. Trade body WindEurope said it will ask the seven countries absent from today’s signing to also support the statement. Some countries, like the U.K., need to wait until after their general elections are held, the industry group said.

There were about 13.8 gigawatts of offshore wind globally last year, according to Bloomberg New Energy Finance. Prices for offshore wind in Europe have fallen dramatically in the last half decade and plunged 22 percent in 2016 alone, according to the London-based researcher. In April, the industry crossed a new thresholds in German government auctions, where contracts were awarded that will see subsidy-free offshore wind power developed at market prices by 2025.

“With this Joint Statement, leading businesses and governments are taking the next step by committing to cooperate on the deployment of big volumes for offshore wind energy,” said Giles Dickson, chief executive officer at WindEurope, in an email. “Today’s statement is a clear recognition of the strategic importance of offshore wind as a clean, competitive and reliable energy source for Europe.”

The countries and companies said they aim to boost efforts to deploy “significant volumes” of offshore wind, and recognize an industry-only pledge to deliver 60 gigawatts of new capacity between 2020 and 2030.

They supported the promotion of a European approach to renewable energy, particularly in developing grid infrastructure that can help countries flexibly manage intermittent wind power to help cut costs.

13
Эстония / Meremees. VA Teataja
« : Июнь 07, 2017, 03:46:07 pm »
https://issuu.com/ajakirimeremees/docs/meremees_2017_2-4._va_teataja_2017_

вот, журнальчик неплохой сделали, можно почитать про Ильмара Ноора и Раудсалу например.


14
Через 15 лет пятница может стать выходным днем в виду активных процессов глобализации. Об этом сказал в ходе своего выступления на ПМЭФ-2017 первый зампред ЦБ Сергей Швецов.
«Момент, который очень важен, это, действительно, повышение производительности труда, внедрение роботов. Я уверен, что на горизонте 15 лет мы будем серьезно обсуждать вопрос, что пятница должна стать выходным днем. Потому что мы развиваем медицину, развивается производительность труда, и возникает вопрос, чем будут заняты все эти люди. И если будет три выходных дня, это открывает совершенно новые сектора, связанные с личным временем, с предоставлением услуг по личному времени», — сказал Швецов.
«Сегодня уже около 2% населения кормит всех остальных. В будущем это будет гораздо меньше», — подвел итог Швецов.

Страницы: [1] 2 3 ... 33